Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Инь Ян (список заголовков)
07:06 

На основе песни "Блэкморз Найт" - "Куда нам отсюда идти?"

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Am
1. Топот сапог
Am
В пыли дорог,
Am Dm
Ветры холодные воют в степи…
Dm Am
Сколько еще нам придется пройти?..
E
Куда же теперь нам идти?

2. Пламя и боль,
Крики и кровь -
Вот что оставили мы позади…
Не знаем, что ждет впереди…
Куда же теперь нам идти?

Am E Am E
3. Одной темной ночью пришла к нам беда,
Am G Am E
Чадили пожары, и лязгал металл…
Am G C Am
Там лишь пепелище, не сможем туда
E Am
Вернуться уже никогда…
Вернуться уже никогда…

4. Скоро закат,
Слезы блестят,
Многие сутки уже мы в пути…
Где же приют нам найти?..
Куда же теперь нам идти?

5. Топот сапог
В пыли дорог,
Ветры холодные воют в степи…
Сколько еще нам придется пройти?..
Куда же теперь нам идти?

6. Глаза диких тварей мерцают в ночи,
И сердце испуганно в ребра стучит…
Они наступают, спасения нет,
Вот нашим молитвам ответ…
На наши вопросы ответ…
(с) Инь Ян

07:10 

Когда скучно - маешься дурью

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Распахнув свой зубастый слюнявый рот
Клиент смотрит в зеркало и орет,
Завывает иерихонской трубой:
Удержись, коль чудовище перед тобой!
- Глянь-ка, в кого ты меня превратил! -
В зеркало тыча, он проговорил.
Невозмутимый цирюльник сказал:
- Вообще-то я даже не начинал.
(с) Инь Ян.
читать дальше

07:13 

Зверь-любовь

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Его приголубишь - он в сердце когти запустит,
Прокусит клыками кривыми яремную вену.
Однажды схватив, никогда жертву он не отпустит.
Мольбы о пощаде – горох в неприступную стену.

Однако в обиде являет нам нрав свой суровый:
Он выйдет в окно, если будут вдруг заперты двери.
Его не удержат веревки, стальные оковы…
Уходит во тьму навсегда неприрученным зверем.

Уж много веков он творит свое страшное дело:
По следу, за свежею кровью крадется он вновь,
Жертвы своей отшвырнув охладевшее тело…
Кровожадный и ласковый хищник – любовь.
читать дальше

(с) Инь Ян

07:13 

Под впечатлением от отрывка в книге "Ведьмак"

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
1. Воет бешеный ветер, деревья клоня до земли.
Путник несчастный, к небу глаза подними!
С гиком и песней скелетов летит кавалькада -
Вестники Смерти из недр бесовского Ада.
Сбились султаны, на шлемах сверкают рога,
Из-под шлемов провалами глаз глядят черепа.
Скелеты коней прикрывают лохмотья попон.
Жуткой ордой наступает на мир Дикий Гон.

Пр.: Дикий Гон несется по небу, Дикий Гон!
Боль, страданья и смерть предвещает нам он!
Если встретил его – значит, ты уже обречен!
Дикий Гон несется по небу! Дикий Гон!

2. Во главе кавалькады Король правит черным конем.
Он в рваном плаще, но глаза полыхают огнем.
И тут над тобою жуткий разносится глас:
«Ныне же, смертный, место твое среди нас!»
Путник, ты знаешь, что люди пред роком слабы,
И теперь уж: беги – не беги, не уйти судьбы.
Если Гона Король на тебе поставил печать,
Нет смысла под храмовой крышей спасенья искать.
Пр.:

3. Ты плачешь, у Бога прощенья прося за грехи,
Но чуешь, как тело твое подняло от земли.
Молиться спешишь, но по жилам разлился огонь…
И вот под тобой уже призрачный бесится конь.
И сердце невольно безумную песню поет:
«Я с вами! Туда, к горизонту! Скорее вперед!»
И вдруг замирает. В груди разливается тишь.
Безмолвною тенью ты вслед кавалькаде летишь.
Пр.:

07:11 

Люди-птицы

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Тихо уйдем. Неслышно, как мыши.
Это доступно лишь нам двоим.
Тихо взойдем на высокую крышу,
Крылья расправим и улетим.

После себя мы с тобою оставим
Облачко пыли, дорожку следов,
Да отраженье, вразрез всяких правил,
В глазах любопытных дворовых котов.

Две темных фигуры – не люди, не птицы,
Блик, сбой системы, секундный обман,
Поторопятся на Юг устремиться,
Крепким крылом рассекая туман.

(с) Инь Ян.

07:10 

Ключ от моих дверей

Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Если забот ураган
Закружит тебя, как лист
Не поддавайся ветрам,
Остановись, задержись.
Не слушай уличный гам,
И на меня посмотри.
Тогда я тебе отдам
Ключ от своей двери.

Когда за накрытым столом
С друзьями своими сидишь,
Сквозь смех и бокалов звон
Мой голос негромкий услышь:
Прошу, подними глаза,
На миг позабудь друзей,
Я ведь тебе отдала
Ключ от своих дверей.

Если покинешь меня -
Быть мне всегда одной:
В последний раз уходя,
Ключ унесешь с собой.
Ключ ведь простой предмет
О нем так легко забыть…
Но он не от дома, нет
Им можно сердце открыть.

(с) Инь Ян.


07:09 

Мне бардом не быть

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Увы, я не мастер изящных словес.
Пусть друг говорит: «Все получится, знаю!»
Глагол мой не жжет равнодушных небес.
Мне бардом не быть – это я понимаю.

Мне бардом не быть. Мне не петь о природе,
О страсти, порывах горящей души.
Не петь о великом российском народе…
Мой друг, ты поверить в меня поспешил.

Мне бардом не быть. Я в душе не воитель.
Притворство и ложь не рублю я с плеча.
Я просто люблю, благодарный мой зритель,
В затихшей квартире по струнам бренчать.

Какой же я бард? Я всего лишь невнятность.
Давно поняла я – мне бардом не быть.
А то, что пою – это просто случайность,
Прошу вас меня за нее не винить.


(с) Инь Ян.

07:11 

Графомания в расцвете

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Сегодня мне приснился хороший сон – я плыл на пароходе в Ирландию на какое-то маленькое (почти тайное) ирландско-литературное собрание. Море было зелёное и холодное. Разговоры на палубе происходили на сонном ирландском, который – вдруг! – может быть понятен всем спящим. Не особенно хотелось просыпаться. До Ирландии я так и не доплыл, но тут дорога, путь - важнее прибытия. Когда проснулся – в комнате пахло влагой и солью. Было холодно – ночной ветер распахнул форточку, и теперь игрался занавеской. (с) Алеф-Бет

Я люблю хорошие сны,
Пусть они и бывают редко.
Каждый раз, как случится такой -
В дневнике я ставлю пометку.

Снился мне вчера пароход,
С полосой голубою по борту.
Он зеленые волны взрывал,
И стремился к ирландскому порту.

Было много нас на борту,
Пили тоник с кусочками лайма,
Читали стихи в темноту,
И была у нас общая тайна.

Собеседник улыбчивый мой
Ирландец был настоящий,
Я узнал, что ирландский язык
Может быть понятен всем спящим.

До Ирландии я не доплыл,
Но дорога важнее прибытия,
Я проснулся – но сон не забыл,
Удивительное, кстати, событие.

Было все на своих местах
В моей комнате, но вот интересно:
Солью воздух в комнате пах,
А ветер трепал занавеску...

(с) Инь Ян.

07:12 

Жизненное

Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Скажите без утайки, скажите мне скорее,
И ничего не будет за это точно вам!
Какой тиран, скажите, какой злодей, признайтесь
Придумал на работу тащиться по утрам?!

Ведь эта сволочь точно, на что хотите спорю,
На пуховой перине отлеживал бока!
И знать совсем не знает, как мы теперь страдаем
Из-за его придумки, такого дурака!

Встаем мы раньше солнца, и спим мы до обеда,
И горький-горький кофе мы глушим целый день.
С рассветом каждым подвиг мы с вами совершаем,
Работаем усердно, свою пиная лень.

Мне имя назовите виновника мучений,
Его мне дайте адрес, прошу вас, поскорей!
Я от него немедля, я от него хоть завтра
Жестоко, беспощадно избавлю мир людей.

Он у меня, голубчик, в поту работать будет:
С рассвета до заката, и по субботам плюс.
И об обеде, сволочь, пускай и не мечтает!..
Но фиг его кто знает, я вот чего боюсь...

(с) Инь Ян.

11:17 

К прошедшему празднику

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
** Думаю, этот стишок знают многие:

Стреляют пушки, пулеметы.
Ракеты с бомбами летают,
А в небе храбрые пилоты
Друг друга мастерски сбивают.
Пылает пламя, рвутся мины.
Лежат повсюду трупов горы.
И танки смертоносным клином
Сминают мирные заборы.
А полководец, взявши ластик,
Склонился над военной картой.
Вот это понимаю - ПРАЗДНИК!
Не то, что, блин…. 8 марта

** А я решила устроить "наш ответ Чемберлену". :)

Пришла весна. Восьмого город пахнет
Цветами, шоколадом дорогим,
Походом в ресторан, на что весь год копили,
Брилльянтами, на зависть всем другим.
А от улыбок девичьих, счастливых
Огнем горит любовь в мужских сердцах,
И сильная когда-то половина
Теперь слабеет прямо на глазах.
И мужики признают повсеместно:
Без женщин жизнь не стоит и рубля.
Вот это, всем понятно сразу - праздник!
Не то, что 23-е февраля...
(с) Инь Ян.

11:16 

По мотивам Алефа-Бета

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Проза - Алеф-Бет.
Рифма и ее подобие - мои.

Мне думается, что в давние времена ночь и день не могли сменяться сами – уж очень были ленивы, огромны и тяжелы. Их носили в лапках птицы – принесут, посадят повыше, унесут. У птиц, которые носили ночь, лапки были чёрными. У птиц, носивших день, лапки были светлыми.
Однажды птицы несли чёрную ночь, несли-несли – уронили. Ночь упала и разбилась на мелкие кусочки. А день узнал об этом и упал сам, потому что не хотел быть в мире всегда. Теперь есть день и ночь, как раз миру по росту – из перемешавшихся осколков бывших громадин. Маленькие день и ночь ходят, держа друг друга за руку, чтобы не упасть, и птицам больше не доверяют себя носить. Звёзды ночью – это дырочки от когтей птиц.

Давным-давно те были времена.
Шутя, гуляли Боги по земле.
Царили в мире День и Ночь,
Но не могли сменяться сами по себе.
Ленивы были, велики и тяжелы,
Неповоротливы и быстро уставали.
По мановению божественной руки
На небеса их птицы поднимали.
Поднимут, принесут, посадят в облаках,
Расправят клювами им складки одеяний
И улетают тут же отдыхать,
И ждать от Бога новых указаний.
И начинала сразу хныкать Ночь,
Считая дырочки от коготков на платье,
Сквозь них глазел, играясь, День….
На землю проливалось звезд сиянье.
Так шли столетия, но как-то раз
Беду малютки-птицы сотворили:
Несли они Толстушку-Ночь к ее посту,
Несли-несли-несли – и уронили.
Та хрупкой оказалась, как стекло
И разлетелась на мильон осколков.
А День в отчаянье метнулся вслед за ней,
Он не хотел один остаться так надолго.
Разбились оба, но не сгинули они -
Восстали из смешавшихся частиц.
Намного меньше стали День и Ночь,
И не нужна им больше помощь птиц.
Проворны стали и подвижны малыши.
На небеса легки для них дороги.
Года идут. А в облачной тиши
Лукаво переглядываются Боги.


Кефир бродит в бутылке из угла в угол (если бутылка прямоугольная) или по кругу (если бутылка круглая). Вообще-то кефир не любит замкнутые пространства, его можно понять – он рос на кисельных берегах у молочных рек, где пространство никто и никогда не замыкает на замок.
Кефир бродит в бутылке и всё больше киснет от тоски. Тоскливый кефир никто не пьёт. Когда тоска становится уж совсем зелёной, её вместе с кефиром выплескивают в старый помятый фикус… и идут в магазин за новым кефиром.

Бродит кефир в бутылке,
Бродит давно по кругу.
Бедный кефир тоскует,
Чуть ли не слезы льет.
Случилось больше горе -
Вчера по него забыли,
Кефир тоскливый, известно
Никто никогда не пьет.
Увы, он теперь обреченный.
Жестоким бывает мир.
Выльют его, а к обеду
Купят новый кефир.
(с) Инь Ян.


В книге Иккинга с точки зрения драконов люди названы «наземники» и «безнебесники». Две большущие разницы, не находишь? Быть на земле и быть без неба….

С точки зрения магических драконов
Человеков стоит пожалеть.
Быть к земле привязанным с рождения,
Не иметь возможности взлететь.
Это две большие, впрочем, разницы.
Что же хуже – не легко решить.
Выбрать мог - скажи, ты что бы выбрал:
На земле быть иль без неба быть?
(с) Инь Ян.

07:47 

Из старого, школьного

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Moon бледная на город мой глядит.
И тихо белый snow в воздухе летает.
И heart мой жалобно в груди стучит,
И love в нем потихоньку умирает.

И pain как будто knif-ом по стеклу,
И звон in ears и tears из глаз.
Я spend my life так дальше не могу,
Ill die быть может через час.

Ты went away сегодня по утру,
Об soul мою ты грубо ноги вытер
Не знаешь ты, что я today умру,
Because сегодня уезжаешь в Питер.

Я поднимусь на roof и гляну вниз,
Но там твой face в толпе я не увижу.
Мой jump – не просто маленький каприз,
А cry: «Тебя я ненавижу!»
(с) Инь Ян.

07:07 

Голуби

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Птицы попарно летают: голуби – символ любви.
Любимых они не бросают - до смерти любят они.
Пр.: Ах, голубок одинокий. Мир - он такой жестокий!
Там, где седые моря, летела голубка твоя.

В разлуке они тоскуют, в небо нет силы взлететь.
Не вынеся боль такую, могут они умереть.
Пр.: Ах, голубок одинокий! Мир – он такой жестокий!
Там, где бледнеет заря, упала голубка твоя.

Люди в любовь не верят, людям до птиц далеко.
С улыбкой они расстаются, в разлуке живут легко.
Пр.: Ах, голубок одинокий! Мир - он такой жестокий!
Там, где во льдах земля, погибла голубка твоя.
(с) Инь Ян.

07:07 

Плач менестреля

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Мимо костров деревенских
Мой пролегает путь.
В каждом новом поселке
Просят меня отдохнуть.
Просят за лютню взяться
И рассказать в стихах
О том, что в мире случилось,
И что сохранится в веках.

Ближе к огню сажусь я,
Кубок беру вина,
От мыслей своих тяжелых
Его осушаю до дна.
Одна у меня лишь песня
Только лишь ею живу.
Она мое сердце гложет.
Ее вам сейчас спою.

Жили два верных друга
В городе за горой.
Были они неразлучны.
Это вам скажет любой.
В играх и в драках рядом
Стояли спина к спине…
Все это было со мною.
Вы уж поверьте мне.
Пр.: Тьма-тишина, за порогом
Тени встают.
До дома обраться живыми
Нам не дают.

Настало смутное время,
Войны и смерть вокруг.
Достали свои доспехи
Я и мой верный друг.
Битва меня опьянила,
Мой разжигая пыл,
И как-то в разгаре боя
Друга я не прикрыл…
Пр.: Тьма-тишина, за порогом
Небесная твердь.
До дома добраться живым
Ему не суметь.

Домой мне нельзя вернуться.
Мой опозорен кров
Предательством лучшего друга -
Худшим из всех грехов…
Я песню сложил об этом,
Чтоб спеть ее тысячу раз.
Спою – и навеки сгину.
Сегодня – последний раз…
Пр.: Тьма-тишина, за порогом
Омута дно.
До дома добраться живым
Мне не дано.
(с) Инь Ян.

07:06 

Бесконечный путь

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Сколько погибнет звезд?
Сколько минует лет?
Пока я сумею найти
Твой одинокий след?
Пусть тишина вокруг,
Пусть я всегда одна,
Думаю о тебе,
Ночи сижу без сна.

Сколько погаснет Солнц?
Сколько дождей пройдет?
Пока я буду в пути,
Бредя сквозь огонь и лед?
Пусть истрепался плащ,
И ноги истерты в кровь,
Снова и снова вперед
Меня толкает любовь.

Сколько других миров
Сгинет в глубокой тьме?
Пока сплетенье дорог
Меня приведет к тебе?
Пусть мир живет, как жил,
А сумрак сменяет свет.
Я буду искать тебя,
Хотя тебя уже нет.
(с) Инь Ян.

07:01 

Кошачья тема

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
Есть за горной грядою таинственный город,
По сравнению с миром – сравнительно молод,
Горожане гуляют там в розовых шляпах,
Старый мост там стоит на кошачьих лапах.
Выгибает он спинку под солнышком ласковым,
На бродячих собак он глазеет опасливо.
А когда ветерок запоет в камышах
Он мурлычет как кот, грезит он о мышах.
А порою, ночами, при полной луне
Мост гуляет по городу сам по себе.
(с) Инь Ян.



С утра моя мяука лежит у согревалки,
На спячнике хозяйском устроилась она.
Мордашка в темных смятках, в глазах бездонный Космос…
С мяукой «совсемхудо»! С мяукой – «охбеда»!
Вчера, гуляя в парке, сказала мне соседка,
Мяука повстречалась с красивейшим котом.
И я теперь спокоен - с ней все в порядке, просто,
У киски от красавца аж «головакругом»!
(с) Инь Ян.

З.Ы. «Мяука» - кошка.
«Согревалка» - огонь, камин, батарея…
«Спячник» - постель, кровать.
«Смятки» - складки, морщины.
«Совсемхудо» - нездоровиться.
«Охбеда» - болеть.
«Головакругом» - влюбиться.

Стихобезумие

главная